— Знаешь, дорогой, перед нашим завтрашним бракосочетанием, я должна тебе кое в чем признаться.

— Я тебя слушаю, любимая.

— Как бы это сказать, очень сложно, я думаю, что все изменится после этого, мне страшно.

— Тебе нечего бояться, я рядом и завтра мы станем мужем и женой.

— Именно поэтому становиться еще страшнее.

— Не волнуйся, выкладывай.

— Ладно. Неделю назад я тебе изменила, только выслушай до конца.

— Ах ты грязная шлюха!!

Последовал удар ладонью, но такой силы, что девушка упала, и из носа появились две безобразные кровавые полоски.

— Кто это был?! – кричал парень, — Кто это был?!

— Это был мой отец, он угрожал мне своим ружьём.

— Что за грязное животное!?

В ту же секунду, парень выскочил на улицу и запрыгнул в, припаркованный около дома, фургон. Взревел мотор, из под задних колёс пошёл дым, виной этому была резкая подача газа в цилиндры и поршни заиграли как пальцы пианиста-виртуоза.

Парень ворвался в дом и, круша всё на своём пути, добрался до кабинета будущего тестя. Он был там и молодой человек об этом знал, он всегда был там.

Из тех мест, где совсем недавно были глаза, брызнули два фонтана, алых как наваристый ягодный пунш. Глазные яблоки медленно проникли в лобную долю головного мозга, но тело продолжало подёргиваться. До этого момента человеком управляла ярость, но на смену ей пришёл страх.

Тёмная пустая улица, везде мусор, а ночной ветер поднимает в воздух давно уже не свежие газеты. Старый заброшенный многоэтажный дом на окраине города, но в окнах второго этажа была еле видна игра жёлтого тусклого света и пожирающей его тени. И вот уже один из сидящих вокруг слабого догорающего костра протягивает шприц.

— Держи, парень, плохо выглядишь, это тебя успокоит.

Стальная холодная игла медленно входит в тело, сначала проникая сквозь бледную кожу, а затем и через тонкие стенки прямо в вену. Пульс начинает учащаться, словно барабанщик готовиться к своей лучшей дроби, всё быстрее и быстрее, глухие удары отдаются в перепонках. Вместе с ритмом увеличивается и громкость, вот-вот перейдёт на ультразвук. Вдруг, волна, огромная, двадцать, нет, не меньше тридцати в высоту, она прямо перед тобой, убежать уже невозможно, и накрывает всеми тоннами тёплой воды. Ты всё забыл, забыт и ты, а дальше космос, безграничный и весь твой.

Парень медленно и неохотно открыл глаза, но ничего не мог увидеть, всё размыто, как будто пелена химических отбросов покрыла его глаза, как покрывает реки от одного мегаполиса к другому. Тут он взвыл от резкой, до сих пор ему неизвестной, боли и картина прошлой ночи предстала у него перед глазами. Открытые раны кровоточили, но увидеть он их не мог, тем более как- то помочь себе.

Медленно, шаг за шагом, по разрушенным от времени ступенькам поднимался он, опираясь на грязные разрисованные стены, оставляя за собой капли жидкости, которая еще недавно была кровью. Капли падали на бетонный пол, как капли горящего пластика из рук беспризорника, и казалось душа, таким образом, покидает пока еще живое тело.

На краю крыши даже не было остановки, последнего вздоха, перематывания плёнки жизни и секундных пауз особо ярких сцен. Всё закончилось быстро, в общем, как и началось.

taboo

Данный рассказ был мною написан в рамках встреч Я писатель! Что мне делать?. Спасибо за внимание и очень жду ваших комментариев.

 Если Вам понравилась статья, поделитесь ей со своими друзьями: